БК-тем
Весь мир - Теория Абсурда... на практике
Название: Вспомним о жизни во имя науки
Автор: БК-тем
Бета: Fkolka
Размер: драббл, 898 слов
Пейринг/Персонажи: Волшебники НУ
Категория: джен
Жанр: драма, юмор
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Весь Незримый Университет собрался проводить в последний путь... важную особу.
Примечание: во имя магической науки пострадали только те, кто должен был. И здравый смысл.


Внезапные похороны в Незримом Университете сложно было назвать обычным явлением.

Пользуясь профессиональной привилегией видеть Смерть, большинство волшебников успевали вволю – насколько позволяли артрит и ревматизм — порезвиться на своей прощальной вечеринке и милостиво покивать в ответ на торжественные пред-надгробные речи коллег. Конечно, происки карьеристов частенько устраивали пожилым профессорам внезапные визиты Мрачного жнеца, но тогда поминки совмещали с заранее заказанным на университетской кухне банкетом по поводу повышения.

Не видящие цвет волшебства работники предпочитали умирать от старости в кругу семьи и подальше от Башни Искусств. Их хоронили без лишней торжественности и уж точно не в присутствии всех до единого студентов.

Даже обитатели кафедры высокотехнологической магии, обычно не замечающие коварную реальность, выглядели подавленными. Думинг Тупс рыдал в листок с прочувственной речью, выданный Гексом. Определенно эти похороны не попадали в число рядовых.

А еще на них было очень много маслин и сыра.

Садовник Модо проскользнул в зал. Его начищенные парадные сапоги блестели, борода расчесана, а к рабочему фартуку был приколот траурный букетик. Гном хорошо осознавал свою важность в предстоящем действии.

— Готово, сэр, — приличествующим случаю негромким голосом сообщил он аркканцлеру. — Всё выкопал и огородил. Это было любимое место покойной — я находил её там восемнадцать раз! Опять же гладиолусам пойдут на пользу натуральные удобрения, а то в последнее время они бормочут полную чушь.

— Отлично, — кивнул Наверн Чудакулли, стряхнул с усов крошки и направился к затянутой черным бархатом кафедре. К тому времени как он поднялся на возвышение, перешептывания и всхлипы в зале стихли.

— Братья по посоху и шляпе, — торжественно обратился аркканцлер с собравшимся. Его звучный голос прокатился по рядам, отразился от стен и вернулся, проникая даже в те уши, которые уже лет пятьдесят ничего не слышали. Проигнорировать Чудакулли и так было непросто, а уж когда он хотел, чтобы его услышали… — Сегодня мы собрались за столами по печальному поводу! В этот солнечный весенний день мы прощаемся с ДЗ-72, или Дэйзи, как все мы привыкли её называть.

Тяжелые дубовые двери распахнулись, и четверо университетских охранников в черных костюмах внесли гроб. Для соблюдения церемониала полированный деревянный ящик был маловат, но служители ни за что не отказались бы от чести участвовать в погребении, даже если это означала пройтись держать за руки еще с тремя ревнителями традиций.

Гроб опустили на укрытый магистерскими мантиями стол. Все факультеты завили, что покойная, не смотря на безусловную принадлежность к женскому полу, являлась их почетным и незаменимым членом, так что черный ковчежец почти утонул в разноцветных складках и золотом шитье.

- Дэйзи была бесценным помощником в наших изысканиях долгих тридцать лет, - продолжил вещать аркканцлер. – Ни один семинар или практикум Оккультного чтения, Демонологии и многих других наук не обходился без нее. Все мы знали её жизнелюбивый нрав, её цепкость и ловкость. После некролога в «Правде» от наших выпускников по всему Диску пришли сотни клик-сообщений с выражением соболезнований…

Чудакулли указал на расползающуюся гору шуршащих бумаг, и кто-то из волшебников разрыдался, бормоча: «Ей бы понравилось! Она всегда любила письма…».

- За свою жизнь Дэйзи не только участвовала в множестве революционных открытий, но и поставила несколько рекордов, – Чудакулли бросил укоризненный взгляд на проявившего слабость собрата. – По подсчетам Казначея, Дэйзи сдала на ритуальные нужды восемь тысяч двести пятьдесят две пинты крови. Тем самым она спасла от жертвоприношения семьсот одиннадцать девственниц, найти которых в наше время упадка друидизма было бы непросто.

По залу прокатился согласный ропот.

- Сложно сказать, сколько золота на покупку рабов и средств для выведения бурых пятен с алтарей Дэйзи сэкономила нашему Альма Патер. Она прожила в десять раз больше, чем средний представитель её вида и прокусила пальцы восьмистам студентам, ста двум лаборантам, двадцати пяти профессорам и трем аркканцлерам, включая меня - более чем впечатляющие достижения для одной белой мыши!

- Я должен был догадаться, куда всё идет, когда она выложила кусочками пармезана «ПИСК» на полу своей клетки, – поведал профессор современного руносложения декану и вытер глаза клетчатым платком, которому чтобы зваться пледом не хватало какой-то пары дюймов.

Декан сочувственно покивал и налил себе шерри. О том, как к собеседнику попал любимый килт аркканцлера, и связано ли это с замечанием госпожи Герпес о сильных ногах Чудакулли, можно было спросить и позже. Сейчас было не время для интриг и мелких дрязг – подходила к концу целая эпоха в жизни Незримого Университета.

Мрачный Грызун, замеченный у клетки покойницы и приглашенный на поминки, уколол зубочисткой ворона, с интересом поглядывающего на гроб Дэйзи. Ни на миг не поверив в оправдание крылатого приятеля, что тот «просто высматривал глазные яблоки», скелетик в черном балахоне укоризненно пошевелил усами и подтащил к себе еще одну шпажку с оливками. Хотя Смерть Крыс и специализировался на грызунах, а у тех обычно отсутствовало чувство ритма, его собственный костлявый хвост покачивался в такт торжественной мелодии, которую выводили сидящие в углу зала скрипачи.

Это были самые пышные мышиные похороны со времен первых пирамид! Но они не казалось нелепыми даже таким трезвомыслящим существам, как Смерть (пусть и Крысиная – грызуны куда менее склонны к самообману, чем так называемые разумные виды) и Наверн Чудакулли. Аркканцлер знал, как многие юнцы рвались в маги, чтобы завоевать внимание абстрактных, наделенных множеством округлостей и минимумом предрассудков женщин. Но лабораторная мышь ДЗ-72 становилась единственным существом женского пола, до которого им посчастливилось дотронуться голыми руками. Из боли от прокушенных пальцев и поисков эликсира, чтобы возложенная на алтарь науки тварь не подохла, порой рождались очень сильные привязанности.

К гробику уже выстроилась очередь жаждущих проститься.

- О Дэйзи! – рыдал бросившийся на колени перед столом доцент кафедры Беспредметных изысканий. – Я любил тебя, как можно любить только семьсот одиннадцать женщин!

Бывший начеку декан уже выволакивал из зала официального Черного Мага, пытавшегося пронести к тушке свой набор некроманта. С Дэйзи было довольно служения магической науке.

@темы: "Fandom Kombat", "Плоский мир", "Своё", "Фанфики", "Юмор"